Меню
16+

Общественно-политическая газета Карагайского муниципального района Пермского края «Приобвинский край»

10.06.2020 13:38 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Жить за папу

Нина Ивановна Сметанина родилась за три года до начала Великой Отечественной войны. Семья жила в Кузнецах на старом тракте. Родилась в семье Александры Дмитриевны и Ивана Андриановича Филимоновых. В 1939 году главу семьи забрали в армию. Иван Андрианович сначала воевал на Финской войне, был ранен, обморозил ноги. Лечился в госпитале города Ирбитска, что в Свердловской (тогда) области. А после – снова на фронт, уже на войну с немцами.

В 1943 году на отца пришла похоронка. Позже, уже будучи взрослой, Нина Ивановна нашла в книге Памяти запись, что отец погиб 18 октября под Киевом. А тогда, в ноябре 43–го, только что выпал первый снег, это шестилетняя Нина хорошо запомнила. Как каталась с ребятами с горки, как подошла плачущая мама, позвала дочь домой и сказала, что папу убили.

- В семье я росла единственным ребенком, до меня родились два мальчика, но они умерли, — вспоминает Нина Ивановна. – Отец до войны был ветработником, мама работала на ферме дояркой. Ферма раньше располагалась на месте нынешнего здания военкомата. Потом мама перешла на работу в столовую буфетчицей. Я ходила в детский сад, иногда навещала на работе маму. Поэтому помню, как в столовую приходили эвакуированные, беженцы, приходили семьями, с котелками для еды. Мама нарезала хлеб, из грамма в грамм. На разделочной доске оставались крошки, эти крошки мама ссыпала в глиняную чашку, а потом эти крошки давала мне.

Когда отец еще был с нами, в нашем старом доме поселилась немолодая уже женщина, звали ее Марфа Исааковна. И вот когда папа уходил, то попросил ее помочь маме со мной, пока он не вернется. Марфа Исааковна стала жить у нас, а на ее месте поселилась семья евреев. Помню, что мужчину звали Исаак Григорьевич, а жену его, кажется, Розой. Он работал заведующим заправкой. На месте нынешнего третьего детского сада, там, где скверик и березки, стояли керосиновые баки, кругом же были запасные аэродромы, поэтому были такие заправки. Помню, что один аэродром располагался выше Харичей, другой около деревни Канюсята. Мою няньку Исаак Григорьевич определил на работу — поставил сторожем, и я ходила с ней. Возьмем с собой картошку, испечем ее. Еще у нас коза была, так что брали с собой молоко. От голода нашу семью спасало то, что я у мамы была одна. Она по-прежнему много работала. После столовой маму перевели в подсобное хозяйство, открытое при столовой. Потом, как члена КПСС, назначили директором молокозавода. Дома она почти не бывала. Ей приходилось ездить на лошади по району, собирать налоги. Тогда налоги можно было платить молоком, мясом.

Конец войны плохо помню. Осенью 1945 года я пошла в школу. В школе во время войны располагался госпиталь, и я помню, как прогуливались по дороге раненые солдаты.

Статью полностью читайте на бумажном носителе.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

2